Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Вернуться к обычному виду
МО "Октябрьский муниципальный район" ЕАО
официальный сайт органов местного самоуправления
Версия для печати

Кто же всё же виноват?

11.02.2019

Кто же всё же виноват?

Кто же всё же виноват?

 

    Ранее я проинформировал жителей нашего района о том, что по инициативе правительства области Законодательное собрание области летом 2018 года приняло решение и убрало из бюджета области на 2018 год изначально запланированный Октябрьскому району бюджетный кредит на приобретение и доставку угля. Когда это решение принималось, всем причастным к этому процессу я лично говорил, к чему это может привести, к каким последствиям, как это нам аукнется зимой 2018 – 2019 годов. К сожалению, позицию администрации муниципального района и мои доводы не услышали ни в правительстве области, ни в Законодательном собрании.

     Как и прогнозировалось, в связи с этим текущий отопительный сезон идёт с проблемами. Поставщики угля, определённые по результатам аукционов, в нарушение взятых на себя обязательств, ссылаясь на несвоевременность расчётов с ними МУП «Теплоэнерго» (хотя на 01.02.19 расчёты с одним из поставщиков за декабрьский уголь полностью произведены), срывают сроки поставок угля в район. Кроме того, качество угля поступающего в район порой не соответствует требуемой калорийности. Именно кредит нашему району (как территории приравненной постановлением правительства РФ к территориям с ограниченными сроками завоза грузов), а лучше непосредственно самому предприятию, должен был решить вопрос частичной оплаты поставок угля. В общем, получилось так: постановлением правительства РФ район с 2000 года приравнен к территориям с ограниченными сроками завоза грузов, но ни какой государственной поддержки, как это происходит в других регионах ДВ, с 2018 года район не получает. По моему мнению, кто-то просто взял и подставил губернатора.

     Вопросы конечно же вызывает и работа самого предприятия МУП «Теплоэнерго». Да это муниципальное предприятие, да администрация района является его учредителем, но это не означает что администрация района, глава района или первый заместитель главы администрации, курирующий сферу ЖКХ, обязаны, как ошибочно думают некоторые работники МУПа, решать все вопросы и хозяйственные проблемы предприятия и покрывать бюджетом района убытки предприятия. 

      Кто-то начинает вспоминать, как хорошо было, когда был северный завоз и уголь завозился по Амуру. Про то, что всё это делалось в ущерб экологии я даже сейчас и говорить не буду. Все мы помним, как уголь периодически находился в воде. Но вот о чём следует вспомнить так это о том, что:

1) перейти от завоза угля водой к завозу угля автотранспортом предлагали руководители теплоснабжающих предприятий. Кстати, в июле 2013 года одно из ООО, которое в то время занималось отоплением части района, просчитало, что возить уголь машинами выгоднее, уже пыталось перейти на поставки угля автотранспортом, но фактически ему запретили это делать;

2) до 2005 года районному бюджету выдавались безвозмездные средства на приобретение и доставку угля в район (можно сказать это была самая идеальная ситуация);

3) с 2005 года уголь стал закупаться исключительно за счёт выделяемого правительством области на эти цели кредита, но при этом размер дотации из областного бюджета районному бюджету был на уровне сумм выделяемых нам сейчас и даже больше. К примеру в 2007 году район получил финансовой помощи от областного бюджета в размере 101,99 млн.руб., в 2008 году – 112,27 млн.руб., в 2016 году – 104,2 млн.руб., в 2017 году – 108,6 млн.руб., в 2018 году – 102,9 млн.руб. Ни кто ведь не будет спорить, что в 2005 – 2008 годах и зарплаты были гораздо ниже и стоимость услуг ЖКХ дешевле и цены на всё были существенно ниже. В 2007 году 1 тонна угля стоила 1068 руб. (без доставки), в 2008 году – 1526 руб., в 2009 году – 1851 руб., в 2018 году – 4879 руб. (без доставки). Средний размер зарплаты работников культуры в 2007 году 6-9 тыс.руб. в месяц, и по итогам 2018 года – 33,6 тыс.руб. МРОТ с 2300 руб. в месяц в 2007 году вырос до 18048 руб. в месяц с 01.01.2019 года. В 2007 году 1 л дизтоплива стоил – 20 руб., в 2018 год – 59 руб.

    В связи с достаточно внушительной суммой помощи и ценами значительно ниже нынешних средств выделяемых району из областного бюджета вполне хватало для расчётов;

    4) на 01.01.2009 долг МУП «Единый заказчик» перед районным бюджетом за приобретённый уголь составляет 18,1 млн.руб. При этом бюджетная сфера района имела кредиторскую задолженность в размере 14 млн.руб., из которых почти 1,3 млн.руб. это долг за услуги ЖКХ.

     5) в самый разгар отопительного периода 2009 – 2010 годов выясняется, что угля в районе практически нет, хотя он всегда завозился по Амуру в полном объёме, в том числе и летом 2009 года. В результате район покупает дополнительно ни где не запланированные почти 6,2 тыс.тонн бурого угля, который завозится автотранспортом. На приобретение дополнительного угля, чтобы район не замёрз, затрачивается более 16,7 млн.руб. Возникает резонный вопрос: а куда делся завозившийся в полном объёме по Амуру уголь, куда пропало почти 3 тыс. тонн каменного угля (напомню, сейчас на отопительный период мы покупаем 7 тыс.тонн.)? О данной ситуации были проинформированы правоохранительные органы, было обращение МУПа в Арбитражный суд, но в возбуждении уголовного дела было отказано, и в удовлетворении иска тоже отказано. Тут несколько вариантов: 1 вариант – уголь смыло водой и происходили узаконенные потери угля; 2 вариант – уголь банально в район не довозился; 3 вариант – уголь воровался работниками МУПа; 4 вариант – фактически завозился уголь очень низкой калорийности, не той которая была определена документами, а значит шёл большой пережог угля, но должного контроля за этим не было.

    Первый вариант был бы вполне возможен если бы весь уголь выгружался только в воду или было бы наводнение уровня 2013 года, но таких фактов не было. Можно отметить, что при доставке угля водой изначально допускалось списание в общей сложности 2% от купленного угля на различные потери (при перевозке ж/д транспортом, при перегрузке из вагонов на склад, при перевозке водным транспортом, операции на складе, хранение на складе). В 2009 году куплено 9,9 тыс.тонн – допустимые потери 198 тонн, но ни как ни 3 тыс.тонн.  

     Второй вариант выглядит самым правдоподобным т.к. при приёмке уголь ни как не взвешивался, а его объём определяли по ватерлинии баржи, при этом на саму баржу допуска не было, и какой там уголь был (сухой или с водой) нам не известно. Хотя, как можно всего за один сезон не довести такое количество угля, ведь в этом случае летом 2009 года в район фактически не должны были прийти от 1 до 3 барж с углём (в зависимости от уровня Амура в тот год), а ведь каждую баржу считали и записывали, и подписывали накладные о принятии груза в полном объёме. Можно только предположить, что уголь изначально был перемешен с водой, поэтому был тяжёлым, а значит барж пришло столько сколько и должно было прийти, но вот угля они привезли гораздо меньше (тонна мокрого угля значительно тяжелее тонны сухого угля). Интересным фактом является и то, что после 2009 года работник районной администрации и руководитель МУПа поехали в Амурскую область для контроля процесса загрузки угля в баржи, но после очень неприятных разговоров в Амурской области, сопровождавшихся угрозами, были вынуждены вернуться в район, фактически не осуществив контроль погрузки угля.

    Третий вариант маловероятен т.к. в этом случае за три месяца в течении которых уголь развозится по котельным надо было украсть почти 440 машин или 5 машин каждый день, а ведь угольная площадка находится за линией ИТС, а значит под охраной пограничников, и просто так к складу угля не приедешь.

    Четвёртый вариант тоже не выдерживает критики, ведь в этом случае была бы не недостача угля на угольном складе, а его пережог у компаний которые получали уголь от районного МУПа;

    6) мне часто говорят, что доставка грузов водой это самый дешёвый способ доставки. Возможно в советские годы так и было, но давайте посмотрим правде в глаза. В 2014 году доставка одной тонны угля по Амуру стоила 1800 руб., из которых менее 700 руб. компенсировалось из областного бюджета, который безвозмездно давал нам 9,9 млн. руб. на эти цели, т.е. районному бюджету доставка одной тонны обходилась в 1200 руб. В контрактах на поставку угля (доставка идёт автомобильным транспортом) для отопительного сезона 2018 – 2019 годов стоимость доставки предусмотрена в размере 600 руб. за тонну. Даже если администрация района в рамках объявления ЧС самостоятельно нанимает машины для доставки угля из города, то за доставку 1 тонны мы платим 1100 руб. Чувствуете разницу? В 2014 году при цене дизтоплива 34,3 руб. за литр доставка по Амуру водным транспортом стоила 1200 руб. за тонну, а в 2018 году при цене дизтоплива 59 руб. за литр доставка автотранспортом стоит – 600-1100 руб. Так как выгоднее возить уголь? Вы можете себе представить сколько бы сейчас стоила доставка угля водой? А если учесть насколько тяжела финансовая ситуация с областным бюджетом, то резонно можно предположить, что размер безвозмездной помощи на частичную оплату доставки угля по Амуру из областного бюджета нам бы был снижен. Кроме того, чтобы возить уголь рекой акваторию у угольного склада необходимо углублять, а кто и за какие средства это будет делать, ведь ни у нас, ни у области на это нет средств, а это тоже далеко не один миллион рублей, которые получается надо было бы забрать у образования, культуры или здравоохранения, в которых и так средств не хватает из-за существенного недофинансирования.

     7) при формировании в 2008 году областного бюджета на 2009 год нашему району предусмотрели средств на 20% меньше по сравнению с суммой, которую район получил от области в 2008 году. И вот с 2009 года в районе начались особые проблемы с возвратом кредита. К слову сказать, кредит в размере 20 млн.руб., взятый ещё в 2008 году, был полностью погашен только в 2011 году новым главой района, которым с 2009 по сентябрь 2014 года был избран Болдышев В.Н.;

     8) Размер долга районного бюджета перед областным бюджетом по кредитам выданным на покупку угля, т.е. именно эти средства не вернули в своё время разные ресурсоснабжающие предприятия района районной администрации:

По состоянию на 31.12.2008 район получил кредитов на сумму 97808 млн.руб. и именно эти средства должен был вернуть МУП в районный бюджет за купленный для МУПа уголь. Возвращено кредитов в область (из районного бюджета) было 77808 млн.руб., т.е. почти 80%. Сам же МУП вернул в районный бюджет 56714 млн.руб., т.е. всего 58%. На 01.01.2014 размер долга районного бюджета перед областным бюджетом уже составил 154 млн.руб.; на 01.01.2015 – 168 млн.руб.; на 01.01.2016 – 193 млн.руб.; на 01.01.2017 – 170,4 млн.руб.; на 01.01.2018 – 171 млн.руб.; на 01.01.2019 – 152 млн.руб. Как видно, районная администрация в последние годы не только рассчиталась с долгами за услуги ЖКХ, своевременно платит за эти услуги в настоящее время, так ещё и возвращает из своих средств деньги в областной бюджет,  а ведь они могли пойти на ремонт школ и детских садов или на увеличение зарплат. Не вернём деньги сами у нас их автоматически снимут с дотации, как это не раз было в прежние годы.

    Поэтому те, кто в правительстве или у нас в районе говорит о том, что я сломал очень хорошую схему по обеспечению района углём водным транспортом, просто не знают всей ситуации и не считают экономику данного вопроса. Но особенно удивительно это слышать от работников МУПа.

      К сожалению дней минувших не вернуть и поэтому сейчас надо жить и работать в современных условиях.

     Доходит до смешного. Руководитель предприятия уходит на больничный и предприятие остаётся обезглавленным т.к. руководитель ни кого не назначил исполняющим обязанности, работники занимающие инженерно-технические должности (из состава инженеров, мастеров, бухгалтерии, юристов) брать на себя ответственность не хотят, а если и берут, то в скором времени берут самоотвод. Складывается впечатление, что ряд работников «Теплоэнерго» видят своей исключительной обязанностью только получение зарплаты, а решать текущие хозяйственные вопросы предприятия за них должна администрация и подведомственные ей учреждения. При этом в составе МУПа, на должностях ИТР, трудятся два бывших начальника отделов районной администрации (вполне допускаю, что они ушли из администрации в том числе и из-за более высоких зарплат в МУПе).

    Когда администрация района назначила на предприятие исполняющим обязанности директора, совершенно постороннего для МУПа человека, которому, кроме прочего, была поставлена задача разобраться со штатной численностью, с персональным составом работников и заработными платами всех кто работает на предприятии, то сразу же начались противодействия со стороны бухгалтерии. Сложилось впечатление, что ряд работников умышленно скрывали информацию от исполняющего обязанности и от своего учредителя администрации. Видимо есть за что переживать и есть что скрывать.

    Как расценивать поступок руководителя, который в начале января вышел с больничного, но об этом руководству администрации не сказал, в связи с чем с 01 по 08 января 2019 года ведением переговоров с поставщиками угля в это время за него занимались сотрудники администрации.

    Когда в 2013 – 2015 годах администрация, учреждения образования и культуры района имели задолженности по оплате коммунальных услуг, в несколько миллионов рублей, претензий к администрации было меньше. Сейчас же, когда подведомственные районной администрации учреждения долгов не имеют, и даже платят авансовые платежи, у ряда работников предприятия к районным властям появились претензии. Не надо обвинять нас в том, что мы поставили приборы учёта на подведомственных нам учреждениях и из-за этого снизились наши платежи т.к. мы стали платить по приборам, а не по нормативу. Приборы администрация поставила не по своей воле, а в целях исполнения требований федерального законодательства, в рамках исполнения решения суда. Суд же вынес своё решение на основании исков прокурора.

      Возможно, чтобы руководство и работники предприятия стали ценить, то, что для них делается нам надо вернуться к системе платежей 2007 – 2015 года, т.е. начать работать, как сейчас работают большинство муниципальных учреждений (школы, детские сады, учреждения культуры) в других районах, а именно не производить своевременных платежей за услуги ЖКХ, накапливать многомесячную задолженность. Уж слишком быстро забылись те тяжёлые времена в нашем районе.

    Такое впечатление, что кредит, который МУПу даёт район, предприятие воспринимает, как обязанность района. Причём это не просто обязанность дать кредит, это обязанность «подарить» деньги предприятию т.к. о возврате кредита особо речи не идёт. В 2018 году вместо 15  млн. руб. МУП вернул в районный бюджет только 11,9 млн., причём последний платёж был произведён предприятием в мае 2018 года. В целях поддержки предприятия, подготовки к новому отопительному сезону, администрация района реструктуризировала долг по кредиту, но даже по реструктуризации первый платёж в размере 200 тыс.руб., определённый к уплате до 25.01.2019, в районный бюджет не поступил. При этом следует отметить, что не один другой районный бюджет не даёт кредитов на покупку угля. Ряд районов и вовсе имеют долги за услуги ЖКХ перед ресурсоснабжающими предприятиями.

     Зато на рекомендации районной администрации и правительства области о проведении совместных (работники МУПа, приставы, сотрудники администрации) рейдовых мероприятий по должникам, в целях увеличения собираемости платежей за услуги ЖКХ, предприятие на реагирует и даже не может предоставить план проведения рейдов.

    Особенно возмутительным является факт нежелания работников МУПа выполнять свои прямые обязанности и предоставлять организациям потребителям договоры на оплату услуг предприятия. Кто-то, почему-то решил, что потребитель услуг должен сам приходить в МУП и забирать договоры. Предприятию нужны деньги, а оплатить услуги мы можем только при наличии договоров и проведении всех предусмотренных законом процедур, а значит в МУПе должны быть, как ни кто другой, заинтересованы в скорейшем заключении договоров. В сложившейся ситуации работники предприятия просто обязаны «брать ноги в руки» и бежать к потребителю с просьбой как можно скорее подписать договор и провести все процедуры необходимые для скорейших оплат по нему. Но, к сожалению, по непонятным причинам этого не происходит. Люди сидят и ждут когда же к ним придут за договорами. Раз не хотим полноценно работать, а ждём когда администрация решит тот или иной вопрос (доставка угля, подписание договоров с потребителями, переговоры с поставщиками угля и др.), то наверное надо и зарплаты у ряда работников ИТР МУПа понизить с 47,5 и 35,9 тыс.руб. до 21 – 25 тыс.руб., как у обычных работников районной администрации.

     Мы предлагаем выполнить за районные средства некоторые работы, но в ответ на это постоянно слышим, что все работники постоянно заняты и поэтому предприятие от работ и денег отказывается.

    Так может быть предприятию не нужны средства?

     И вот при такой ситуации, по мнению некоторых работников МУПа во всём виноват Егоров, не руководство предприятия и его ИТР, не комитет тарифов и цен правительства области, который утверждает тариф в котором не предусмотрен фактический объём угля и его реальная стоимость, а именно глава района. Очень интересная картина получается.

     Может руководителю предприятия, экономистам и другим сотрудникам связанным с процессом подготовки документов надо грамотно готовить документы и защищать экономически обоснованный тариф в правительстве области, грамотно оформлять анализы угля на калорийность, выигрывать судебные процессы, отстаивать свои интересы в Федеральной антимонопольной службе, а не переваливать всю ответственность за нежелание брать ответственность на себя, за свои недоработки, на главу района и районную администрацию?

 

Глава муниципального района                                                 А.А.Егоров

 


Возврат к списку